Статья о Детском телефоне доверия в журнале «Здоровье школьника»

12 мая 2017, Автор: admin

Назовите навскидку телефоны, по которым можно позвонить в экстренных ситуациях. Что приходит в голову? «01», «02» и «03»? Еще, может «112»? Но на этом точно – всё. Во всяком случае, из двух десятков опрошенных мною знакомых ни один не назвал телефон доверия. Правда, их дети – те, что школьного возраста – припомнили: да, что-то по телевизору видели, на классном часе кому-то рассказывали, что есть такой – тот, по которому можно пожаловаться. На кого и что? Вроде на родителей. Или на трудности в учёбе. Или на друзей плохих…

Всё-таки кто-то вспомнил? Неплохой результат! — обрадовалась руководитель Центра экстренной психологической помощи МГППУ Олеся Вихристюк. — Ещё года три назад мы проводили масштабное исследование по этому поводу, и тогда оказалось, что практически никто про телефон доверия не слышал. Значит, не зря с тех пор большую информационную работу развернули: рекламные баннеры, расклейка в метро. Кстати, 17 мая повсюду ещё и Международный день детского телефона доверия отмечают.

Но тут есть важный психологический момент: пока лично тебе помощь не требуется, всё это кажется не слишком актуальным. По идее, в каждой школе должен висеть плакат с номером телефона доверия для детей — чтобы при необходимости каждый знал, куда звонить.

Впрочем, по количеству и качеству звонков уже понятно, что информация распространяется: за последние пять лет в России на детский телефон доверия позвонили почти 5 000 000 людей. Больше половины из них — дети и подростки. Кроме того, совета просили 511 934 родителей или опекунов, которые запутались в отношениях с собственным ребёнком. Ну, и ещё звонили 1 408 215 неравнодушных граждан.

ВАЖНО: при звонке на один из номеров телефона доверия из любого населённого пункта России со стационарных или мобильных телефонов дети, подростки, их родители и иные граждане могут получить экстренную психологическую помощь. Анонимно и бесплатно.

 Частный случай

Пятиклассница Даша вернулась из школы и с порога заявила маме: «Больше ты не имеешь права заставлять меня делать домашнее задание! И вообще ничего заставлять! К нам сегодня на классный час приходил человек, который продиктовал всем телефон, по которому можно позвонить, если тебя обижают или мучают. И тогда приедут специальные службы и всех накажут!»

Мама нашла слова, чтобы умерить это торжество: «Может, и накажут, но ведь чем? Отберут тебя у нас с папой и отдадут в другую семью или в детский дом. Мы-то дома останемся. А тебе захочется с новыми родителями жить?» Даша притихла. А мама задумалась: а вдруг психолог и правда подучит мою девочку доносить на родителей? И чем всё это чревато?

— В каких-то случаях дети могут неправильно истолковать назначение телефона доверия и воспринимать его как способ управы на родителей, — соглашается Олеся Вихристюк. — Но на самом деле наша служба уж точно не карательная. Задача психолога — так поговорить с ребёнком, чтобы он сумел поставить себя на место родителей, чтобы понял, что ими руководит. И помочь увидеть различные выходы из ситуации.

Очень часто ведь даже вполне благополучные дети и взрослые просто не находят общего языка, и им действительно необходима помощь. И лучше — очная. У профессионального психолога или психотерапевта. В этой ситуации консультант может подсказать, куда обратиться. И, что особенно важно, рассказать, что там будет происходить. А то ведь многие просто боятся обращаться за подобной помощью лично: на бытовом уровне люди часто психологов путают с психиатрами. Не понимают, что психиатрия имеет дело с различными нарушениями, отклонениями и занимается их лечением, а психология помогает здоровому человеку определиться в различных проблемных житейских ситуациях, даёт ответы на вопросы, как быть и что делать дальше.

Сложнее, когда звонящий рассказывает о реальном насилии. Например, о том, что кто-то из взрослых его регулярно истязает. Тогда консультант попытается помочь реально. Но только с согласия ребёнка.

Кстати, случаев, когда клиент сообщает свои координаты, крайне мало. Даже когда речь о насилии или так называемом «текущем» суициде (человек недавно покушался на свою жизнь или совершает что-то ужасное прямо во время разговора). Понятно, что когда ребенок на том конце провода сообщает, что порезал вены или наглотался таблеток, главная задача консультанта – попытаться его спасти: уговорить раскрыться, чтобы срочно подключить МЧС или «скорую помощь». Но в среднем на 30000 обращений в год только около 100 позвонивших раскрывают своё имя.

Так что же их мучает?

Вопреки опасениям некоторых родителей, дети гораздо меньше озабочены их педагогическими приёмами, нежели отношениями со сверстниками: 6 из 10 позвонивших на телефон доверия за последний год советовались именно по поводу конфликтов с другими детьми. В школьном мире ведь всё как у взрослых: ссоры, обиды, зависть. А опыта, как со всем этим справляться, у подрастающего поколения пока маловато.

Кроме того, самые маленькие могут позвонить, чтобы рассказать, что они дома одни и им страшно. Каждого четвертого ребенка 10-13 лет беспокоят проблемы с учителями и успеваемостью. Подростки постарше – с 13 до 17 лет – очень не уверены в себе, недовольны своими характером и внешностью. А также считают, что их никто не понимает. В выпускном классе добавляются чувство одиночества и страх оказаться неуспешным.

Как дети со всем этим справляются?

Еще в 2013 году Центр экстренной психологической помощи МГППУ провел опрос более чем 2500 респондентов. И тогда выяснилось: больше чем половина детей и подростков уверена, что в сложной ситуации им может помочь только семья. И это при том, что подростковый возраст считается самым уязвимым: именно в это время дети начинают отделять себя от родителей и им проще обсудить проблему с посторонним человеком, чем с мамой и папой! Вот так доверяют нам наши дети! Каждый пятый будет искать поддержки у друзей. Только 3 % опрошенных вспомнили про школьного психолога. А 15 % уверены, что в их проблемах никто помочь им не сможет, поэтому и рассказывать о них кому- то бессмысленно.

Но каждый четвёртый тогда подтвердил: готов обратиться за советом на Детский телефон доверия.

ИНТЕРЕСНЫЙ ФАКТ: раньше считалось, что делиться проблемами готовы, в основном, девочки, но современная статистика утверждает, что в последние годы мальчики оказались более ранимы — именно они звонят чаще!

Марианна, 15 лет, Фаирфокс, штат Вирджиния, США:

— Моя мама Каролина погибла за рулём 2 года назад. Мы с сестрой и братом сидели на втором и третьем ряду в минивене. Вот мама разговаривала, шутила, вдруг потеряла сознание, голова упала на руль, машина понеслась без контроля, ушла с дороги и — сильный удар в дерево. Мы не пострадали, самый младший даже не проснулся. А у мамы — смерть мгновенная. У меня не было депрессии и тем более желания покончить с собой, но как-то стало получаться, что все жалели папу: один с тремя детьми остался, ему трудно, надо поддержать… А я — старшая, должна всё понимать, всем помогать. Я не эгоистка, но было тяжело. Всё раздражало, хотелось на всех накричать. Я поссорилась с подругами, к школьному психологу идти не хотелось (сначала дадут тесты заполнять, посчитают баллы и скажут, что на грани депрессии, и начнутся умные советы: больше двигаться и правильнее питаться). Парень из другого класса дал номер Helpline. Мы говорили почти б часов! Не спрашивали ни имени, ни адреса. Выслушивали терпеливо, изредка вставляя какие- то незначительные фразы: «Понятно, мне ясно, вижу», — и так далее. Наверно, чтобы было ощущение, что не в пустоту говоришь. Не перебивали. Я не видела собеседника, наверное, от этого легче было раскрыться. Меня никто не критиковал, не жалел и в то же время я почувствовала, что меня понимают и поддерживают. Даже предложили выплеснуть все эмоции: всё говорить в красках, с любой лексикой! Не скажу, что на следующий день мне стало легче и случилось чудо. Нет, но постепенно я добрее стала к подругам, к папе, он ведь действительно уставал больше всех и не подавал виду. После звонка, как мне посоветовали, я предложила всей семьёй поехать в горы, где маме нравилось. Потом, опять же по совету, мы сделали слайд-шоу с мамой во время последнего отпуска.

От редакции: детские телефоны доверия в США — Helpline, Childhelp hotline. Но на них могут звонить и взрослые со своими проблемами. «Горячие линии» (именно так они называются в Штатах) гарантируют анонимность и конфиденциальность — на их сайтах сообщается, что ни номера телефонов звонящих не фиксируются, ни имён называть не надо. Да и сами сотрудники работают под псевдонимами. Правда, из разговоров с американскими подростками ясно,  что нередко анонимность нарушается. Иначе как объяснить: звонит возможный самоубийца, и во время телефонного разговора в его квартиру врывается бригада скорой помощи и полиция? Или девочка страдает от излишнего внимания отчима, а боится рассказать маме (она огорчится или, хуже того, обвинит во всем подростка). И наследующий день приезжает полиция. Вообще, среди американских детей и подростков обращение к телефонам доверия не очень распространено. Обычно они идут к психологам, школьным учителям лично. Но номера «горячих линий» есть повсюду — в школах, в храмах, в поликлиниках.

Как это работает

Не секрет: рассказать кому-то о своих бедах бывает очень страшно. Даже если не видишь собеседника. В связи с этим — советы от сотрудников телефона доверия.

  1. Для начала надо поверить:
  • что тебя выслушают, как бы долго и путано ты ни рассказывал о своих проблемах;
  • что ни одна из них не покажется человеку на том конце провода пустяковой;
  • что никто не будет тебя ругать или осуждать.
  1. Услышав голос оператора, тебе не нужно называть своё имя или фамилию, если не захочешь. Достаточно просто поздороваться. А дальше можно прямо рассказать о том, что беспокоит…
  2. …либо пересказать ситуацию от лица своего друга (подруги), как будто это произошло с кем-то другим, а ты просто поддерживаешь друга и помогаешь ему. Ведь говорить о ситуации, случившейся не с тобой, часто бывает легче, чем делиться личными переживаниями.

По каким вопросам можно обратиться к специалисту на Детский телефон доверия?

Когда не знаешь, как вести себя в тех или иных ситуациях:

  • Например, очень нравится девочка (или мальчик), но ты не знаешь, как привлечь её (его) внимание.
  • Или произошел конфликт с кем-то из старших, и это тебя тревожит.
  • В школе проблема с учителями.
  • Родители тебя не понимают, и ты не знаешь, как себя с ними вести.
  • Ссора с другом (подругой).
  • Обидели в школе (на улице, дома).
  • Когда больше не хочется никого видеть и ни с кем общаться.
  • Друг курит (употребляет алкоголь или наркотики), и надо решить, как помочь ему избавиться от этой зависимости. К кому обратиться за помощью?
  • Ты попал в безвыходную ситуацию.

 

Кто эти люди

Поболтать с психологом, консультирующим на трубке ДТД, о его работе практически невозможно — это  очень закрытые и секретные люди.

Они даже с абонентами общаются исключительно под псевдонимами. И общение это связано с профессиональным выгоранием, что понятно: человек, принимающий на себя чужие беды и проблемы, не видит собеседника, и у него нет обратной связи, чтобы узнать, чем всё закончилось. А ведь среди звонков немало кризисных, когда именно от консультанта зависит даже жизнь клиента.

Неудивительно, что любой сотрудник службы вам скажет: отбор сюда очень строгий. В итоге на том конце провода позвонившему отвечает профессиональный психолог, за плечами которого практически обязательно — опыт очного консультирования и который прошёл дополнительное специальное обучение. Потому что и работа эта очень специальная. Здесь всё имеет значение: интонация, умение правильно слушать собеседника (а это очень непросто) и задавать правильные вопросы, которые помогут человеку раскрыться. Но самое главное — отношение, которое должен транслировать консультант собеседнику (хоть ребёнку, хоть взрослому) в ходе разговора: «Ты мне интересен, мне важно всё, что с тобой происходит, я уважаю твое мнение и хочу вместе разобраться в сложной ситуации, чтобы помочь».

История вопроса

Идея выслушивать по телефону чужие терзания появилась у протестантского священника Нью-Йорка Гарри Уоррена. И родилась она из его чувства вины: весенней ночью 1906 года он отказался ответить на звонок кого-то из своих прихожан, а утром узнал, что тот повесился. Святой отец, потрясённый случившимся, дал объявление в газете: «Перед тем как уйти из жизни, звоните мне в любое время суток». В Европе службу психологической помощи по телефону создали позже: в Австрии — в 1948 году, в Англии — в 60-х. Интересно, что в Лондоне инициатором «терапии выслушивания» стал тоже священник. Как потом и в Австралии. В СССР всё началось в 1981 году. Сначала большинство сотрудников ТД были по профессии психиатрами. Только в конце 80-х к консультированию стали привлекать психологов, знакомых с теорией и практикой психотерапии. С1991 года в Санкт-Петербурге работает Школа по подготовке консультантов. Если говорить именно о детских телефонах доверия, то в России они стали появляться лишь после 2000 года. А под единым номером оказались в сентябре 2010 года. Ввёл его Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, по согласованию, с региональными властями страны. В итоге сегодня к номеpy 8-800-2000-122 подключены более 230 организаций во всех субъектах РФ (исключение — Крым. Пока). Именно Фонд курирует работу ДТД: оплачивает трафик, обучение специалистов и повышение их квалификации. Ближайшие 2 года так и будет. Потом, вероятно, затраты должны будут взять на себя регионы. Одна из проблем ДТД — длинный номер, но организаторы не теряют надежды договориться с Минкомсвязи и сократить его до 3 цифр. Впрочем, для современных детей органичнее не по телефону рассказывать о своих проблемах, а в чатах. И такие есть. Но пока они не имеют никакой серьёзной финансовой поддержки.

И тут возникают два вопроса.

Во-первых, зачем люди добровольно взваливают на себя такой груз и такую ответственность?

Во-вторых, есть ли шанс попасть не на «своего» психолога?

На первый в профессиональной среде вам каждый ответит: опыт работы на телефоне доверия признается коллегами очень ценным. Ибо прошедший такую школу умеет экстренно реагировать на любые нештатные ситуации и находить из них выход.

Ответ на второй — увы, да. У консультантов «телефонов доверия» даже возрастной разрыв огромный — от 23 до 67 лет. И у каждого свои сильные и слабые стороны.

Если вам кажется, что вас не поняли, можно ещё раз набрать тот же номер и попытаться поговорить с кем-то другим. Хотя и тут не всё так просто: есть у психологов термин «вторичная выгода». Подразумевается, что человек просто не готов решать свои проблемы, поэтому и 25 консультантов его «не поймут». Но подобная ситуация, надо думать, всё-таки больше характерна для обратившихся на телефон доверия взрослых.

Ещё один термин из лексикона сотрудников службы — «постоянные абоненты». Это те, кто старается общаться исключительно с конкретным психологом. С одной стороны, если консультант уже в курсе проблемы, и кто-то звонит именно ему повторно, чтобы рассказать о том, как изменилась ситуация после предыдущего разговора, — это вполне нормально. Но превращать такое общение в постоянную практику, говорят специалисты, крайне нежелательно.

Контроль качества

Тема про телефон доверия, как выяснилось, для многих волнующая: практически все, кто узнавал, про что будет статья, готовы были поделиться собственным опытом и мнением. И опять у родителей возникали сомнения: а вдруг ребёнок наговорит липшего? А если вообще что-то наврёт? Например, так.

Жила-была 10-летняя девочка. Был у неё вместо папы отчим. И этот отчим проявлял в воспитании определённую строгость. За что девочка решила ему отомстить и, позвонив на телефон доверия, пожаловалась: дескать, насилует её новый папа! И адресок сообщила, и имена участников. Говорят, у мужчины были большие неприятности.

Что на подобные страшилки могут ответить сотрудники службы?

Разумеется, что опытный консультант должен уметь отличить вымысел от правды — для того их и обучают всяким особенным приёмам. А ещё — что на каждого консультанта ДТД есть свой супервизор. Одна из главных задач которого — поддерживать коллег в их нелёгком и изматывающем труде, а также вместе разбирать сложные случаи. Ну, и контролировать, конечно. Для этого есть свои способы. Например, супервизор может находиться рядом с психологом во время консультации. И потом — по горячим следам — обсудить, что было сделано правильно, а где можно было бы построить разговор иначе.

               Цифры и факты

С 2010 по 2015 год из общего количества
обращений на детский телефон доверия…

77 538 обращений (1,8%) касались вопросов жестокого обращения, в том числе:

  • жестокое обращение с ребёнком в семье — 30 702;
  • вне семьи -11 048;
  • в среде сверстников — 29 211.

577 звонков по поводу сексуального насилия в отношении ребёнка.

378 725 обращений — проблемы детско-родительских отношений.

567 285 обращений — сложности в отношениях ребёнка со сверстниками.

Отдельная темасуицид.

За 5 лет консультанты детского телефона доверия 14 856 раз обсуждали эту тему с респондентами. В том числе:

7 146 обращений (48,1%) были от детей и подростков;

2 113 (14,2%) — от родителей, опекунов и попечителей;

5 597 (37,7%) — от иных граждан.

Больше всего звонков на ДТД поступает из Сибирского федерального округа (Кемеровская область, например, обогнала по этому показателю даже Москву).

Меньше всего — из Северо-Кавказского региона.

«Здоровье школьника»
Выпуск: №1/2016
Журналист: Мария Трофимова