ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ ДЕТЕЙ, ПОДВЕРГШИХСЯ ФИЗИЧЕСКОМУ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОМУ НАСИЛИЮ

17 Авг 2013, Автор: admin

Подрастающее поколение представляет собой особую группу, которая в условиях происходящих общественных событий чаще всего оказывается наиболее уязвимой с психологической точки зрения.

Современному ребенку постоянно приходится, сталкивается с большим количеством разнообразных стрессов. Не все дети могут эффективно и самостоятельно справляться с возникающими трудностями и подстраиваться под требования окружающих взрослых. Межличностное общение, как правило, настолько поверхностно и неграмотно, что некоторым детям становится тяжело найти поддержку у друзей или родителей, и в трудные минуты жизни не с кем поговорить, поделиться своими проблемами, не у кого спросить совета и получить помощь.

В такой ситуации Телефон доверия приобретает особую актуальность, так как предлагает мгновенную поддержку любому, кто в ней нуждается. Телефон доверия – это форма психологической помощи, адресованная людям, переживающих кризис.

В ходе своей профессиональной деятельности консультанты телефонной службы решают следующие задачи, нацеленные на помощь детям и подросткам:

– обеспечение доступности и своевременности психологической помощи по телефону для каждого ребенка;

– обеспечение каждому обратившемуся за помощью возможности доверительного и анонимного диалога;

– помощь ребенку в мобилизации его творческих, интеллектуальных, личностных, духовных и физических ресурсов для выхода из кризисного состояния;

– расширение у позвонившего ребенка диапазона социально и личностно приемлемых средств для самостоятельного решения возникших проблем и преодоления имеющихся трудностей, укрепление уверенности в себе;

– информирование абонентов о деятельности иных служб и организаций в рамках имеющихся сведений;

Особенно актуален Телефон доверия сейчас, так как в последнее время участилось количество обращений родителей по поводу жестокого обращения с детьми. За 2010 год по сравнению с 2009 принято кризисных звонков, касающихся жестокого обращения с детьми на 245 больше (на 0,7%) (по данным анализа обращений сектора дистанционного консультирования «Детский телефон доверия ЦЭПП МГППУ).

Психологическое насилие в отношении ребенка – самое распространенный вид жестокого обращения. Какой бы ни была ситуация насилия, она неизменно сопровождается эмоциональной жестокостью. Английский психиатр Д. Глазер полагает, что в основе любой формы насилия, в том числе и сексуального, лежит отсутствие или нарушение привязанности родителей к ребенку, отвержение, эмоциональное насилие, которое автор называет «особо коварным», причиняющим значительный ущерб развитию личности. Так, для детей, пострадавших от инцеста, неизбежным является сопутствующее ему разрушение семейной любви, доверия, манипуляторское отношение, запугивание со стороны родителя-насильника, квалифицируемые как психологическое насилие.

На каждом возрастном этапе существуют опасности, столкновение с которыми может привести к тому, что человек становится жертвой неблагоприятных условий социализации [4, с. 112-116]:

В младшем школьном возрасте (6-10 лет): аморальность или пьянство родителей, отчим или мачеха, нищета семьи; негативное отношение учителя или сверстников; отрицательное влияние сверстников или старших ребят (привлечение к курению, к выпивке, воровству); растление; угнетение; физические травмы; изнасилование.

В подростковом возрасте (11-14 лет): пьянство, алкоголизм, аморальность родителей; курение, токсикомания; изнасилование, растление; одиночество; физические травмы; травля сверстников; вовлечение в антисоциальные и преступные группы; частые переезды семьи.

В ранней юности (15-17 лет): антисоциальная семья, нищета семьи; пьянство, наркомания, проституция; вовлечение в преступные группы; изнасилование; физические травмы; потеря перспективы, непонимание окружающими, одиночество; травля сверстников, романтические неудачи; суицидальные устремления

Цымбал Е.И. [5] так определяет психологическое насилие: это однократное или хроническое воздействие на ребенка, враждебное или безразличное отношение к нему, приводящее к снижению самооценки, утрате веры в себя, формированию патологических черт характера, вызывающее нарушение социализации ребенка.

Известный семейный психотерапевт Варга А.В. утверждает, что стресс, который переживает ребенок в ситуации эмоционального насилия, ничем не отличается от стресса, который бывает в ситуации физического и сексуального насилия. Любое систематическое насилие приводит к тому, что у жертвы и у свидетеля развиваются посттравматические стрессовые расстройства. [2]. В обыденной жизни наиболее заметными признаками постстрессового расстройства являются так называемые симптомы повышенной возбудимости у ребенка: раздражительность, нарушения сна, непослушание, трудности концентрации внимания, взрывные реакции, непроизвольная физиологическая реакция на событие, символизирующее или напоминающее травму.

К феномену психологического насилия в настоящее время относят неадекватные родительские установки, эмоциональную депривацию и симбиоз, унижение и угрозы, словом, все то, что разрушает отношения безопасной привязанности.

Подойдем к рассмотрению вопроса о физическом насилии ребенка в семье, что является частой причиной обращения на Телефон доверия детей и их близких.

Физическое насилие, как и другие формы жестокого обращения, несет в себе очень сильный эмоциональный компонент, хотя диагностика специфических эмоциональных последствий физического насилия не всегда возможна.

Психологическая травма от физического насилия происходит, когда имеется дисбаланс между сильнейшим стимулом, стрессором и более слабой способностью ребенка справиться с ним. Некоторые дети являются более «эластичными» и устойчивыми к подобному воздействию, поэтому психологические последствия физического насилия не во всех случаях одинаковы. С этим связан миф о «пользе» физического наказания. Несомненно, что дети, подвергавшиеся преднамеренному и особенно планируемому насилию, имели более выраженные последствия, чем те, которых родители били, но потом объясняли, чем был вызван их поступок, и даже извинялись.

Все эти признаки должен видеть консультант на Телефоне доверия, и учитывать их для оказания наиболее эффективной психологической помощи ребенку, подвергшемуся насилию.

Алиса Миллер говорит о том, что ребенок может выражать свои чувства только в том случае, если рядом находится человек, который его полностью принимает, понимает и поддерживает. Прежде чем начинать работу на достижение результата, консультант должен суметь установить с ребенком необходимые отношения, помочь ребенку включиться в работу по телефону. Достичь этого можно в случае, если ребенку в данный момент ничего не угрожает, он один дома, эмоциональное напряжение снято. Поэтому прежде, чем приступать к непосредственной помощи по запросу необходимо создать ощущение безопасности и доверия у ребенка.

Установлению доверия, как правило, мешают культурные стереотипы: «рассказать о жестокости в семье — значит предать близких», «нельзя выносить сор из избы» и т.п.

Дети часто рассказывают о случившемся своим родственникам или учителю, но слышат в ответ, что нельзя грубить, нельзя рассказывать про других плохие вещи и все, что они сказали, — неправда. Не удивительно, что после такой реакции старших ощущение беспомощности у ребенка увеличивается. Здесь Телефон доверия выступает порой единственным вариантом, который без нарушения границ ребенка и на безопасном расстоянии может выслушать его.

Дети, подвергшиеся насилию, могут сначала совершить пару-тройку «пробных» звонков. В работе консультанта они попадут под категорию «Молчащий», «Отбой» и пр. Поэтому консультанту на Телефоне доверия следует быть очень внимательным и к таким обращениям.

Учитывая специфику работы на Детском телефоне доверия (например, ограниченность длительности контакта психолога и клиента) для психологического сопровождения детей, переживающих семейное насилие, можно использовать технологии экстренной психологической помощи при острой травме насилия и посттравматическом стрессе [3]. Данный вид помощи строится на основе недирективной терапии, в которой большее внимание уделяется эмоциональным факторам, чем интеллектуальным. Можно выделить следующие рекомендации для психологической работы с детьми, подвергшимися насилию:

  • Консультант должен дать жертве насилия возможность рассказать свою историю: пусть ребенок знает, что психолог верит ему и хочет его выслушать.
  • Необходимо помочь осознавать свои чувства: поддержать право на гнев, не отрицать ни одного из чувств, как негативных так и позитивных;
  • Следует помочь оценить собственные ресурсы, попробовать создать новую систему поддержки;
  • Необходимо помнить что ребенок находится в состоянии кризиса, которая снижает эффективность его собственных защитных реакций, помогающих справляться с проблемами.
  • Консультант должен помочь вновь обрести силу и эмоциональное равновесие – и тогда ребенок сам будет принимать решения.

Психологу на Телефоне доверия при консультировании детей, подвергшихся насилию, можно ориентироваться на следующие этапы.[3]

1. Определение проблемы посредством активного слушания. Для установления контакта с ребенком важно, как психолог слушает. Когда ребенок готов обсуждать проблему, важно услышать три момента:

— в чем состоит проблема, которая не разрешена,

— что чувствует ребенок в отношении этой проблемы,

— чего ребенок ждет от специалиста.

2. Уточнение ожиданий ребенка. Необходимо объяснить, каким ожиданиям психолог может соответствовать. Например, психолог не может покарать насильника.

3. Уточнение шагов, которые уже были сделаны для решения проблемы. Необходимо помнить о том, что больше информации можно получить, задавая вопросы открытого, а не закрытого типа. Рекомендуется вместе с ребенком на бумаге записать перечень тех поступков, которые тот совершил, чтобы решить проблему.

4. Поиск новых путей решения проблемы методом мозгового штурма – предложить ребенку придумать как можно больше новых путей решения проблемы. В данном случае важно не качество, а количество придуманных способов.

5. Заключение договоренности с ребенком о претворении одной из идей решения проблемы в действие. Важно, чтобы поставленные цели были реалистичны, и особенно важно, чтобы ребенок знал: результаты он будет обсуждать с психологом.

6. Завершение беседы – специалист просит ребенка подытожить, каким важным идеям они пришли, какие планы на будущее составил.

 

Таким образом, помощь ребенку подвергшемуся насилию и обратившемуся на Телефон доверия достаточно сложна и требует определенной подготовки специалистов. Помощь ребенку не ограничивается данными рекомендациями, она значительно шире. Каждый консультант должен подготовится к работе с таким ребенком, отнестись к его проблеме с вниманием и пониманием. При соблюдении данных условий каждый ребенок может рассчитывать на своевременную и квалифицированную помощь.

 

Используемые источники

1.​ Журавлева Т.М., Сафонова Т.Я., Цымбал Е.И. Помощь детям-жертвам насилия. – М.: Генезис, 2006.

2.​ Варга А.В. Насильники поневоле. 

3.​ Зиновьева Н.О., Михайлова Н.Ф. Психология и психотерапия насилия. Ребенок в кризисной ситуации. СПб., Речь, 2003.

4.​ Мудрик А.В. Введение в социальную педагогику. Пенза, 1994. 308с.

5. Цымбал Е.И. Жестокое обращение с детьми как социально-психологическое явление. -http://www.usynovite.ru/f/experience/conf_int/TsimbalEI.ppt.

 

 

Ермолаева Анна Валериевна

Руководитель сектора дистанционного консультирования

«Детский телефон доверия» ЦЭПП МГППУ,

Москва, Россия

Ermolaevaav@mgppu.ru